Загрузка...

Brent подорожал: какие риски для Украины несет рост цены на нефть

25-05-2018, 11:20 | 25 мая 2018 | Экономика
Загрузка...

Brent подорожал: какие риски для Украины несет рост цены на нефть

23 мая цены на нефть марки brent преодолели психологическую отметку в 80 долларов за баррель. После ценового пика последовал небольшой спад и стоимость плавно опустилась до 78 долларов, однако аналитические отчеты крупных американских банков говорят о том, что при определенном стечении обстоятельств нефть к концу года может стоить немногим более 100 долларов за баррель. Удорожание нефти на 25% несет на себе для Украины определенные риски, которые нельзя преодолеть за счет внутренних резервов.

Что происходит?

Если посмотреть на тенденции нефтяного рынка на протяжении последних 12 месяцев, то мы можем констатировать, что начиная с июля 2017 года тенденция роста цен на нефть была довольно яркой. Так, если 22 июля 2017 года нефть торговалась в районе 42 долларов за баррель, то 23 мая 2018 года нефть марки brent перешагнула рубеж в 80 долларов, а WTI – достигла 72 долларов за баррель.

Brent подорожал: какие риски для Украины несет рост цены на нефть

Рис. 1. Динамика стоимости одного барреля нефти марки WTI в США за последние 12 месяцев

Таким образом, чуть менее чем за год нефть на мировых рынках подросла в цене на 70-75%. Это довольно серьезный фактор, игнорировать который не может не только Украина, но и такие крупные развивающиеся экономики, как Индия или Турция, которые сами себя энергетическими ресурсами не обеспечивают.

В 2018 году дефицит нефти на мировом рынке может превысить 600 тысяч баррелей в сутки, что довольно много. Дефицит появился из-за позиции США по Ирану, из-за возможных экономических и финансовых проблем в Венесуэле и, конечно, из-за ограничений поставок нефти со стороны OPEC. Однако все эти факторы носят не четкий характер.

К примеру, санкции США по Ирану остаются чисто политическим вопросом и могут быть не поддержаны ЕС. Да и похоже, что руководство Ирана не склонно к конфликту с США, что видно по их реакции на санкции. Грядущий дефолт в Венесуэле – это палка о двух концах для рынка нефти, так как бардак в экономике нефтедобывающей страны – это всегда гарантированный дефицит поставок, а вот если экономика находится под авторитарным управлением, то дефолт в финансах может, наоборот, сопровождаться ростом добычи и большей готовностью продавца отдавать товар по сходной цене. В конце концов, представители OPEC уже заявили, что готовы возмещать ежедневные потери рынка от санкций по Ирану.

В целом же, нет никаких гарантий того, что в 2018 году дефицит состоится. Рынок несколько взбодрил отчет Bank of America Merill Lynch, который появился на свет 11 мая, т.е. за 12 дней до ценового рекорда 2018 года. Однако на мировых рынках с прогнозами по ценам на нефть все же остается полная неразбериха. Среднегодовая цена на 2018 год от Bank of America Merill Lynch остается на уровне 75 долларов за баррель марки brent, Минэнерго США прогнозирует, что цена в 2018 году составит около 71 доллара за баррель, а вот прогнозы от нефтедобывающих компаний не превышают и 60 долларов за баррель.

Я бы сказал, что скорее всего рынок отработал новости по Ирану, ждет развития событий в Венесуэле и дрейфует в состоянии неопределённости. Цены фьючерсов с поставками на ноябрь 2018 года сейчас торгуются в США в районе 77 долларов за баррель, т.е. очень близко к текущим значения рынка.

О тяжелом бремени

Не знаю, что будет делать Венесуэла после дефолта и куда отправятся цены на нефть в сентябре. Но вот что уже можно сказать точно, так это то, что рост цен на нефть с июля 2017 по май 2018 года на 70-75% состоялся. И, конечно, это является достаточно серьезным инфляционным фактором для Украины. Можно сколько угодно читать мантры о многогранности индекса потребительских цен и радоваться гречке по 12 грн, но Украина уже не один раз проходила ситуацию, когда инфляционная спираль начинала раскручиваться именно с энергетического сектора. Удорожание нефти для Украины это:

  • Рост цен на газ, повышение стоимости отопления и электроэнергии;
  • Рост импорта более быстрыми темпами чем экспорта;
  • Рост стоимости бензина и дизтоплива на заправках.

Эти три компонента автоматически приводят к проникновению инфляционной составляющей практически во все сферы рынка. Растущая коммуналка и транспортные расходы толкают людей просить повышения зарплат или увеличивают нагрузку на бюджет в форме растущих субсидий. В свою очередь, рост затрат заставляет бизнес повышать цены на собственную продукцию.

Однако на практике не все так уж страшно. За календарный 2017 год цена на нефть выросла только на 15%, основной пик роста пришелся как раз на период между июлем 2017 и маем 2018 года. А вот за 2018 год (начиная с января) нефть уже выросла на 16,5%, что не так далеко от показателей прироста в 2017 году. Т.е. если прогнозы не оправдаются и дальнейшего роста мы не увидим, то скорее всего уровень влияния на украинскую экономику именно цен на нефть будет иметь такую же интенсивность, как и в 2017 году.

Однако, если до конца года стоимость нефти все же подрастет до 100 долларов за баррель, боюсь, это будет означать, что за календарный 2018 год стоимость нефти вырастет на 60-65%, что создаст практически экстремальные условия для Украины, гарантирующие не только инфляцию, но и ухудшение торгового баланса, который у нас по товарам и так заставляет желать лучшего. При реализации прогнозов по росту цены на нефть до 100 долларов за баррель к концу 2018 года, автомобилистам нужно будет точно подготовиться к росту цен на топливо на 25-30%.

Отягчающие обстоятельства

Если до конца 2018 года цена на нефть все же подберется к 100 долларам за баррель, то тут будет иметь значение не сам ценовой всплеск, а то, насколько долго нефть во втором полугодии будет выше нынешней психологической отметки в 80 долларов. Ценовые всплески могут быть краткосрочными, как реакция на определенные события, и в них ничего катастрофического нет, особенно если среднегодовая цена нефти в 2018 году будет ниже 70 долларов за баррель. Однако уже больше двух недель цены даже на нефть марки WTI держаться выше этой отметки.

Кроме рисков роста стоимости топлива на АЗС и роста транспортных расходов, риском номером один остаются цены на газ. Очень активная позиция Еврокомиссии в судах против РФ, конечно, отвязала цены на нефть от спотовых цен на газ, и эпоха длинных поставок и формулы, в свое время навязанной Газпромом Украине, ушла в прошлое. Однако я бы не спешил радоваться: на более долгосрочных дистанциях корреляция между ценами на нефть (мазут) и газ все равно прослеживается, и очень большая.

Украина отложила выполнение требований МВФ о переходе на оплату населением “рыночной цены” на газ. Странно, конечно, что мы посчитали рыночной ценой именно ту цену, по которой импортируем газ, без учета собственной добычи. Однако если рост цен на нефть будет продолжаться, то все озвученные цены на газ за последние 3 месяца на уровне 12 000 — 14 500 грн за 1000 кубов газа при росте цен на нефть в 2018 году до 100 долларов за баррель, станут не более чем сказкой для МВФ, а в первом квартале 2019 года спотовая оптовая стоимость газа в ЕС может перевалить за 450 долларов за 1000 кубов.

Выходит, что отопительный сезон 2018-2019 гг. при ориентации на цену импортного газа из ЕС мы будем провожать ценой 18-20 тысяч грн. за 1000 кубов, а это как раз самый разгар избирательной президентской кампании. Впрочем, если цена на нефть во втором полугодии войдет в коридор 60-70 долларов за баррель, то газ в Европе может сильно и не подорожать.

В любом случае, фактор высокой цены нефти и факт связи этого рынка с ценой на газ в ЕС нагнетает политические риски в Украине, где правительство хотя и добилось заметного роста номинальной средней зарплаты, но она все еще остается ниже самых бедных стран ЕС. Конечно, электорат раздражает сравнение цен на газ с ЕС, без поправки на разницу в доходах. И именно газовая тема на фоне потенциального роста цен на газ в ЕС может оказать определяющее влияние на итоги выборов в Украине. Выбор, конечно, остается за президентом и правительством, но если население подсадят на так называемую рыночную цену на газ, а эта цена подскочит еще на 20-25% под давлением ценового тренда нефти, то речь уже может идти не только и не столько о какой-то инфляционной составляющей, а об организации социального кризиса в канун выборов.

МВФ и правительство

Если в ближайший месяц цена на нефть не уйдет ниже 70 долларов за баррель, то, в принципе, уже можно садится и пересчитывать торговый баланс. Можно будет констатировать факт роста зависимости от внешних займов к концу 2018 года, т.к. скорее всего по товарам и услугам появится отрицательное сальдо. И именно ценовой тренд по нефти и газу будет делать проблему “цены на газ для украинцев” еще более острой.

Если же рынок негативно отыграет еще и почти “плановый” дефолт Венесуэлы этим летом, то вариантов особенных нет, кроме как просить МВФ о том, чтобы заморозить рост цен на газ для населения, пересмотреть модель газового рынка для большей ориентации на внутреннюю добычу и, конечно, на фоне этих объективных трудностей без лишних спектаклей принять закон об Антикоррупционном суде, надеясь, что это поможет продвинуть более главный вопрос.

Безусловно, Фонд обычно очень неуступчив в своих требованиях. Однако не будем забывать, что на развивающиеся рынки надвигается шторм, это уже прочувствовали на себе Аргентина, Индия, Бразилия и даже ЮАР, поэтому МВФ крайне не заинтересован в том, чтобы Украина стала эпицентром нового финансового кризиса в Европе. Учитывая это, поиск компромисса, особенно в газовом вопросе, все же должен быть возможен.

Если же МВФ будет проявлять жесткую позицию и требовать именно рыночной цены на газ для населения, для меня в данных обстоятельствах это будет означать, что Фонд не настроен на работу с нынешней властью и “подыгрывает” сценарию, который предусматривает ее замену.

Виталий Шапран
Член исполкома УОФА

Источник: newsone.ua